Общественное движение Приднестровья — «За свое будущее нужно бороться!»

НОВОСТИ

Институт парламентаризма как выражение политической демократии (на примере Приднестровья)

Институт парламентаризма как выражение политической демократии (на примере Приднестровья)

Мы публикуем научную статью трех авторов – Ильи Галинского, Ярослава Галинского и Оксаны Михайленко, вышедшую впервые в журнале "Вестник ПГУ" №1 (61) в 2019 году. В статье анализируется становление института парламентаризма в Приднестровье, являющегося констатацией политической демократии, приводятся многочисленные примеры, подтверждающие развитие политической демократии, особенно на начальных этапах становления Приднестровья. Обращается внимание на некое торможение данных процессов в условиях современности. Высказывается авторская позиция по целому кругу вопросов.

Ключевые слова: институт парламентаризма, политическая демократия, Приднестровье, референдумы, съезды депутатов всех уровней, Объединенный Совет Трудовых Коллективов, приднестровский народ, Конституция ПМР.

Согласно политической науке парламентаризм квалифицируется как одна из разновидностей политической демократии, которая фактически является основанием и гарантией всех других разновидностей демократии. Ведь в ней концентрируется вся сис­тема политических и общественных институтов, в которых опредмечиваются и реализуются принципы и другие ценности демократической культуры. В данном контексте парламентаризм фактически отождествляется с приоритетом прав человека в отношениях с государством, поскольку именно воля народа выступает в качестве решающего фактора при создании политических институтов государства. Парламентаризм предполагает, что граждане осуществляют свое право участия в управлении государством как непосредственно, выражая свои интересы и волю на различных народных собраниях, сходах, массовых митингах, объединительных съездах, плебисцитах,референду­мах, так и через своих представителей, которых они периодически всенародно избирают в органы политической власти, делегируя им свои властные полномочия, передают индивидуальную волю - государственной.Вершиной парламентаризма, его квинтэссенцией, безусловно, является парламент, который играет ведущую роль в утверждении принципов народного суверенитета, демонстрации реальной многопартийности, социальной справедливости, реализации принципа разделения властей. Иначе говоря, «не бывает демократии без парламентаризма, а парламентаризма без парламента»[1, С.117].

Утверждение политической демократии в жизни общества - процесс весьма сложный, противоречивый, более того, бо­лезненный. Однако бывает и так, что он реализуется в ускоренном режиме, в силу общественной востребованности и объективной необходимости. Именно это и произошло в 1989-1990 годах в Приднестровье, в период так называемой приднестровской революции, которая породила множество совершенно новых форм общественно-политической жизни региона, инициировала массовое народное участие в движении за реализацию своих имманентных прав на самоопределение, в государствообразовательных процессах, в создании политических и общественных институтов Республики. Это был период невиданного подъема политической активности приднестровцев, истинного народного самоопределения, который заставил говорить о реальной политической демократии в действии. Эта демократия стала идеологией и практикой приднестровского социума в борьбе за утверждение демократических ценностей, интернациональных норм жизни, против националистической и унионистской идеологии рвущегося к власти в Молдове «Народного Фронта». Данный период стал периодом осмысления для каждого приднестровца своего места и роли в общественной жизни, в продвижении к демократическим ценностям парламентаризма, подготовительным этапом к формированию подлинно народного, представительного органа политической власти.

Во всем приднестровском регионе спонтанно возникают новые общественные организации, политические партии и движения, например, женский забастовочный комитет, народные газеты, такие как «Трудовой Тирасполь», «Бастующий Тирасполь», «Известия Бендерского рабочего Комитета», «Хроника забастовки г. Рыбница» [2], проходят сходы граждан, собрания трудовых коллективов, местные референдумы, на которых жители совершенно свободно, демократично выражали свои интересы, демонстрировали ответственность и беспокойство за судьбу себя и своих детей, выступали в защиту персональных прав и свобод, требуя самоопределения и создания независимого приднестровского государства. Иначе говоря, в те годы формирующееся гражданское общество Приднестровья находилось в авангарде политической борьбы.

Повсеместно проходят массовые политические забастовки против принятия молдавским парламентом законов о языке: «О функционировании языков на территории МССР», «О возврате молдавскому языку латинской графики», политического курса на объединение с Румынией. Не добившись положительных результатов по этому вопросу, приднестровцы приходят к пониманию того, что надеяться на благоразумие и понимание ситуации, не только Кишинева, но и Москвы не стоит, что рассчитывать придется исключительно на собственные силы. Именно в этот период появляется новая идея – восстановление исторической справедливости, воссоздания приднестровской государственности, утраченной в 1940 году [3, С.19]. Исходя из этого в Приднестровье инициируется референдум по вопросу независимости и создания самостоятельного народного государства. Общие по всему Приднестровью результаты референдумов по вопросу необходимости создания своего государства были однозначны, 95,8% голосовавших, или 75,3% от числа избирателей, внесенных в списки, высказались за создание самостоятельного государства [4, C. 3].

В этот период в приднестровском регионе народной инициативой создается уникальная общественная организация, Объединенный Союз Трудовых Коллективов (ОСТК), который объединил в своем составе все крупные трудовые коллективы региона. Он стал той востребованной общественной силой, которая повела за собой жителей региона. Важно отметить, что программная платформа ОСТК ориентирована на достижение подлинной социальной активности населения через систему органов местного самоуправления, основывающихся на обеспечении ведущей роли местных Советов [5, C.225]. Впервые на территории Советского Союза в Приднестровье силами ОСТК коммунистическая партия (в лице ее горкомов и райкомов) была отстранена от принятия судьбоносных решений и заняла пассивную позицию по отношению к происходящим здесь политическим процессам. Народ сам взялся за определение своего настоящего и будущего.

Одновременно с данными политическими процессами происходит их парламентаризация, а именно: имея перед собой пример съездов народных депутатов СССР было высказано консолидированное мнение о необходимости проведения съезда народных депутатов всех уровней Приднестровья (от депутатов сельских Советов до депутатов Верховного Совета Молдавской ССР и СССР) для общественного утверждения курса на независимость Приднестровья. На прошедшем 2 июня 1990 года I-ом съезде народных депутатов всех уровней народПриднестровья через своих представителей еще раз заявил о своей приверженности принципам политической демократии, свободного функционирования различных партий и общественных организаций, решив передать Советам всю полноту власти в Приднестровье [6, С. 12]. Данное политическое событие продемонстрировало, что впервые в истории Советского Союза появилась совершенно новая форма народного представительства, а именно, политическое объединение народных депутатов всех уровней, готовое по-новому управлять обществом и государством.

Следует особо подчеркнуть, что определяющее значение I-госъезда состояло, в первую очередь, в том,что он «определил не только идею создания приднестровской государственности, но и стратегию жизни в … государстве: как будет дальше, что будет дальше, кто это будет делать, какими методами, инструментами и на какой законодательной базе» [7]. Съезд подготовил и помог реализовать повестку II-го съезда депутатов всех уровней Приднестровья, на котором 2 сентября 1990 года было провозглашено образование Приднестровской Молдавской Советской Социалистической Республики в составе Советского Союза. Также на нем было принято решение об избрании Временного Верховного Совета ПМССР как высшего органа представительной и законодательнойвласти. Помимо этого съезд поручил ответственным лицам организовать референдумы на тех территориях местных Советов, где население ранее не смогло высказать свою волю в отношении приднестровской государственности.

Безусловно, одной из важнейших задач Временного Верховного Совета Приднестровья, так сказать, «первого избрания» стала организация демократических, народных выборов в Верховный Совет. Работа им проведенная, как единственного в тех условиях органа власти, не знает аналогов. Практически за 3 месяца, с нуля, были реализованы все поставленные задачи, и главная из них – проведение самих выборов.

Выборы показали, что демократизм, интернационализм и многопартийность стали ведущими принципами формирования приднестровского парламента.Так «в составе вновь избранного Верховного Совета значились: 21 депутат – работники промышленности, строительства, транспорта и связи, 12 – представители сельского хозяйства, 13 – непроизводственной сферы, 16 – государственных и общественных организаций, 5 депутатов – представители рабочего класса. Высшее образование имели 53 избранника, незаконченное высшее и среднее специальное – 7, среднее – 3, ученое звание – 6 человек. Депутатский корпус был представлен одним Героем Социалистического Труда, 25-ю награжденными орденами и медалями Союза ССР. Среди членов Верховного Совета присутствовали представители 7 национальностей, в том числе: русских – 25 человек, украинцев – 21, молдаван – 12, гагаузов – 2, болгар – 1, евреев – 1, туркмен – 1. Возрастной состав депутатов разнился: до 30 лет – 3 человека, до 50 – 44 человека, старше 50 лет было 16 человек» [8, С.27]. Важно зафиксировать, что, судя по содержанию предвыборных программ депутатов Верховного Совета, около 80 % из них находились по своим политическим позициям и предпочтениям на платформе Объединенного Совета трудовых коллективов (ОСТК). Это свидетельствует о том, что массовое общественное движение в лице ОСТК, отстаивающее гражданские и политические права жителейПриднестровья, превратилось в ведущую общественно-политическую организацию республики, фактически стало одним из системообразующих звеньев в создании и развитии приднестровского парламентаризма и государственности.

29 ноября 1990 года состоялось первое пленарное заседание Верховного Совета первого созыва. Именно эта знаменательная дата и считается днем создания и начала реальной работы приднестровского парламента, функционирующего по принципами правилам подлинного парламентаризма.

За всеми этими событиями, чередующими политическими акциями и процессами стоитреальная политическая демократия, не выдуманная, не декларативная, а самая что ни есть востребованная и действенная. Иными словами, сам приднестровский народ, гражданское общество взяли власть в свои руки и, последовательно претворяя в жизнь свои демократические максимы, начали создавать институты парламентаризма, формировать подлинно народный приднестровский парламент – Верховный Совет. Одновременно с функционированием Верховного Совета в качестве совещательного и рекомендательного органа продолжали созываться и работать съезды депутатов всех уровней как своеобразные общественные сходы Приднестровья, на которых обозначались и обсуждались важнейшие вопросы государственного строительства и обустройстважизни приднестровского социума. Политическая и общественная активность приднестровцев оказалась востребованной и при создании первой приднестровской Конституции, когда Верховный Совет Приднестровья уже на первой сессии инициировал создание конституционной комиссии для подготовки проекта Конституции приднестровского государства. При этом в подготовке данного документа участвовали не только члены комиссии, но практически в своей совокупности весь приднестровский народ через своих представителей и общественные организации. Аналогичный процесс наблюдался и при принятии на всенародном референдуме ныне действующей Конституции 1995 года.

Вообще следует заметить, что перманентная референдальная политическая демократия в Приднестровье как реализация практической политики выступала в качестве некой изюминки в строительстве приднестровского государства,безусловной отличительной особенности развивающегося приднестровского политического процесса. В данном контексте политическая жизнь Приднестровья, насыщенная политическими референдумами, в чем-то схожа с политической жизнью Швейцарии, где практически все вопросы жизнедеятельности социума решаются на разноуровневых обязательных референдумах.

В Приднестровье в начальный период создания государственности все важнейшие стратегические вопросы решались на всенародных референдумах, при максимальном участии в них граждан (78-79%) [9]. Именно на референдумах решался вопрос о пребывании на территории Приднестровья российской миротворческой миссии, государственном выборе, геополитической ориентации и др. Это ли не убедительная констатация политической демократии в действии? При этом приднестровский парламент – Верховный Совет - участвовал в данных политических кампаниях в качестве активного актора, выразителя интересов приднестровского народа.

Однако, в ходе прогрессирующего государственного строительства в Приднестровье, парламентаризм как господствующая народная идеология и практика все чаще начал сдавать свои позиции в угоду политической целесообразности. В данной связи хотелось бы напомнить, что реальный парламентаризм проявляется лишь тогда, когда парламент находится «ближе, чем другие институты, к тому месту, где происходит слияние теории демократии и демократической практики» [10, С.16]. Это, в частности, проявилось в 2000 году, когда отдельные государственные структуры, пытаясь укрепить президентскую вертикаль власти, фактически преобразовали Приднестровье из парламентско-президентской республики в президентскую, существенно урезав полномочия Верховного Совета, лишив правительство его компетенций, превратив его в совещательный орган при президенте. Отметим, что вышеобозначенные кардинальные изменения политической системы Приднестровья были осуществлены без консультаций с народом,в обход общественного мнения, путем оперативного внесения изменений в Конституцию Приднестровья (в последующем внесение поправок в Конституцию стало «обычным» делом, настолько обычным, что среди специалистов стала востребованной идея принятия новой Конституции). Иначе говоря, как мы полагаем, действующая власть начала тяготиться «разгулом демократии» в Приднестровье. По ее разумению, государственное строительство все больше нуждалось в единоначалии, едином центре приятия решений, а господство в Приднестровье политического парламентаризма в лице его демократического парламента мешало оперативно решать многие проблемы. Кроме того, как обычно бывает в молодых демократиях, вкус власти приходит со временем и чем дальше, тем больше. Другими словами, авторитарные тенденции все больше начинают проявляться в стиле государственного управления, в реализации политического процесса Приднестровья.

Вместе с тем, это не означало, что парламентаризм в Приднестровье исчез, что его победили, а парламент превратился в безропотную провластную структуру, отнюдь. В ходе усиливающейся политической борьбы между президентскими структурами и структурами представительной власти за влияние на общество, контроль над ресурсами, принятием стратегических решений, Верховному Совету удается вернуть себе часть утраченных полномочий и вновь реформировать властную систему государства. Иначе говоря, президент и Верховный Совет вынуждено вернулись к старой модели распределения власти – функционированию в республике двух конкурирующих центров власти. В последующем Верховный Совет не раз и не два демонстрировал свои властные возможности в принятии и корректировке стратегии государственного управления, в блокировании политических инициатив президента и исполнительной власти.

Анализируя нынешние политические реалии Приднестровья, можно констатировать, что подлинная политическая демократия начала 90-х годов во многом «ушла» из политической жизни приднестровского социума, хотя чисто внешне, «юридически», парламентаризм по-прежнему является политической платформой государства. Скажем, с утверждением в Приднестровье новой власти в 2016 году, во главе с президентом Вадимом Красносельским, стал востребованным вновь созданный общественный орган – Совещательное собрание депутатов Верховного Совета Приднестровья первого созыва [11], который по приглашению Верховного Совета собирается для обсуждения и консультаций по возникающим острым вопросам. В республике проходят периодические выборы, множатся общественные организации, развивается партийная система, проходят многочисленные политические мероприятия, организуемые структурами гражданского общества, функционируют государственные и частные средства массовой информации, заработало электронное правительство, создается государственно-информационная система электронной демократии и др. То есть, на первый взгляд, вроде как, демократизм по прежнему является визитной карточкой Приднестровья, реализуются многочисленные инициативы, исходя из запросов населения. Структуры гражданского общества в контакте с органами власти и управления занимаются общественно значимыми делами. Все это, безусловно, так.

В то же время следует обратить внимание на то, что оппозиция как политическое явление постепенно исчезает из политического жизни Приднестровья, а ведь оппозиция - это обязательный атрибут демократического общества. Избранные депутаты Верховного Совета пользуются все меньшим авторитетом. Власть все в меньшей степени советуется с народом по стратегическим, жизненно важным вопросам бытия. Все в большей степени разномыслие и альтернативность заменяется единомыслием и «верным курсом партии». Немаловажно и то, что с 2006 года референдум как эффективный способ выявления мнения народа и его интересов постепенно исчез из общественной жизни Приднестровья в качестве важнейшего средства практической политики, в то время как вопросов, по которым следовало бы посоветоваться с народом, накопилось предостаточно.

Мы ни в коей мере не хотим сказать, что парламентаризм и политическая демократия как идеология и политическая практика в Приднестровье «умерли». Это, разумеется, не так, но если сравнивать эти явления демократии в начале 90-х годов и сегодняшние, то сравнение будет далеко не в пользу сегодняшних реалий. Один из лидеров общественного мнения России Максим Шевченко считает, что в Приднестровье усиление власти советов и трудовых коллективов, как это было в начальный период государственности, больше бысоответствовало размерам республики и её внутреннему содержанию, в силу чего он хотел бы видеть ее как республику народной демократии. [12]. Завершая наши размышления о политической демократии и парламентаризме, мы хотели бы еще раз напомнить, что они возникают там, где общество, основные группы граждан заинтересованы именно в таком содержании политической жизни и готовы к активной поддержке данных максим.

 

Использованные и цитируемые источники:

1.Керимов А.А. Демократия как необходимое условия парламентаризма//Известия Уральского федерального университета. Сер. 3.- Общественные науки. - 2013. № 1. С.116-122.

2.Приднестровье в 80-90 годы [Электронный ресурс]: Режим доступа:URL: http://newspmr.com/istoriya-pmr/pridnestrove-v-80-90-gody/3

3.Сборник статей по итогам международной конференции, посвященной 20-й годовщине образования Приднестровской Молдавской Республики. - Тирасполь, 2010, - 112 с.

4.Волкова А.З. Временный Верховный Совет Приднестровской Молдавской Советской Социалистической Республики. - Тирасполь: Типар, 2007.-210 с.

5.Волкова А.З. Создание Приднестровской Молдавской Республики. -Бендеры: Полиграфист, 2010. -576 с.

6. Бомешко Б.Г. История законодательной власти Приднестровской Молдавской Республики, 1990–2015 гг. – Бендеры: Полиграфист, 2015. – 256 с.

7. Государственность Приднестровья [Электронный ресурс]: Режим доступа:URL: http://newspmr.com/novosti-pmr/obshhestvo/4417

8. Бомешко Б.Г. История законодательной власти Приднестровской Молдавской Республики, 1990-2015гг. – Бендеры: Полиграфист, 2015. – 256 с.

9. Увидело свет новое издание о референдумах в Приднестровье [Электронный ресурс]: Режим доступа: URL:https://novostipmr.com/old/2006/ol78-12-06.html

10. Политическая демократия и федерализм в России и Германии. - Москва: Мюнхен: Вюрцбург. – 1999. – 347 с.

11. Состоялось собрание первых приднестровских депутатов [Электронный ресурс]: Режим доступа: URL: https://tv.pgtrk.ru/ru/news/20160317/41817

12. Максим Шевченко. Я вижу ПМР, как республику народной демократии [Электронный ресурс]:Режим доступа:URL:http://www.materik.ru/rubric/detail.php?ID=7854

 

Об авторах:

Илья Галинский, кандидат философских наук, профессор, заведующий кафедрой политологии и государственного управления ПГУ им. Т.Г. Шевченко (на центральном фото);

Ярослав Галинский и Оксана Михайленко,аспиранты кафедры политологии и государственного управления ПГУ им. Т.Г. Шевченко.



 


Новости, Мнение | 18 ноября 2019 | 304