Общественное движение Приднестровья — «За свое будущее нужно бороться!»

НОВОСТИ

Демографическая ситуация в Приднестровье

Демографическая ситуация в Приднестровье

Изучение населения является необходимым звеном в комплексе региональных исследований. Динамика численности населения, процессы рождаемости, смертности, миграционное движение, половозрастная структура населения – эти и другие вопросы изучают демографы. Результаты их работы дают представление о демографических изменениях широкому кругу населения, а также служат основой для органов власти при принятии решений и подготовке планов социально-экономического развития страны.

Демографические проблемы обычно не ощущаются в отдельных семьях, но накладывают отпечаток на разнообразные стороны жизни государства – особенности занятости и рост производительных сил, характер производственных отношений, продовольственную и экологическую ситуацию, административно-территориальное устройство, политическую и социально-экономическую стабильность.

В Приднестровье демографическая ситуация остается сложной. Сокращение численности населения, невысокий уровень рождаемости, массовый отток трудовых ресурсов, старение населения – вот те негативные демографические факторы, с которым приходится сталкиваться нашей республике. Наш регион не одинок в этом отношении – ближайшие соседи Украина, Молдова, как и многие восточноевропейские страны уже довольно долго испытывают на себе сходные негативные демографические тенденции. В таких условиях, изучение населения является особенно актуальным.

Научно-исследовательская лаборатория (НИЛ) «Региональные исследования» (действующая с 1993 г.) Приднестровского государственного университета недавно завершила работу по теме «Комплексная экономико-географическая характеристика населения ПМР». Ученые изучали особенности естественного и миграционного движения населения ПМР, этнический и конфессиональный состав, вопросы распределения трудовых ресурсов и занятости населения, проблемы динамики численности и размещения населения. Результатами исследования стали многочисленные публикации в области демографии, научно-методические и дидактические материалы для системы образования республики, рекомендации по совершенствованию системы учета естественного и миграционного движения, а также перспективные направления демографической политики в ПМР.

Предварительные результаты переписи населения Приднестровья, проведенной в 2015 г., не так давно стали доступны исследователям и позволили им составить объективную демографическую картину региона и выявить важные тенденции в развитии демографической ситуации.

В процессе работы над темой своего исследования сотрудники НИЛ нередко выступали в качестве экспертов при обсуждении проблем народонаселения. Актуальная тема вызывала большое число вопросов, среди которых можно выделить два основных: «Сколько нас?» (т.е. как меняется численность населения Приднестровья и отчего это зависит) и «Что дальше?» (какие демографические изменения нас ожидают и что в этой связи нам надо делать).

Ответы на эти вопросы имеют большое значение для адекватного понимания складывающейся демографической ситуации и должны стать основной для активных системных действий в направлении развития потенциала устойчивого развития нашей республики.

 

Сколько нас?

В наследство от Советского союза нам достался благополучный в демографическом отношении регион, где рождаемость превышала смертность и куда активно приезжали люди из других частей большой страны.

Наша статистическая служба для обозначения численности населения ПМР на период ее провозглашения, использовала данные последней переписи населения СССР 1989 г. В результате суммирования численности населения двух городов (Тирасполя и Бендер) и пяти районов МССР (Каменского, Рыбницкого, Дубоссарского, Григориопольского и Слободзейского) появилась цифра в 739,7 тыс. чел., которая стала базовой для последующих сопоставлений (рис. 1).

Демографическая ситуация в Приднестровье

Рис. 1 Динамика численности населения ПМР

Между тем, сотрудники НИЛ посчитали целесообразным пересмотреть этот базовый показатель. После того, как из численности населения административно-территориальных единиц были исключена численность населения сел за пределами ПМР (правобережные части Каменского и Дубоссарского районов), а также села, администрируемые властями Молдовы (Кошница, Пырыта, Кочиеры, Маловата, Варница, Копанка и некоторые другие) и добавлена численность населения с. Гиска (входившего в состав Каушанского района МССР), то получилась гораздо меньшая цифра – 680,9 тыс. Сопоставляя эту цифру с данными численности населения, определенной переписями населения Приднестровья в 2004 и 2015 годах, мы видим реальную картину депопуляции населения всей республики и отдельных городов и районов в частности (табл. 1).

 

Табл. 1

Динамика численности населения ПМР по городам и районам

 

Административно-территориальная единица

Численность

населения,

1989 г., человек

(перепись)

Численность

населения,

2004 г., человек

(перепись)

Численность

населения,

2015 г., человек

(перепись)

2015 г. к

1989 г., %***

2015 г. к

2004 г., %***

г. Тирасполь

199 940

159 163

129 367

-35,32

-12,52

г. Бендеры

139 463

105 010

91 197

-34,60

-13,06

Каменский р-он

34 635

27 284

20 542

-40,63

-24,24

Рыбницкий р-он

95 810

82 699

69 405

-27,54

-15,89

Дубоссарский р-он

47 757

37 449

31 159

-34,75

-16,63

Григориопольский р-он

53 128

48 000

39 795

-25,10

-17,04

Слободзейский р-он

110 138

95 742

83 798

-23,91

-12,41

ПМР - всего

680 871

555 347

475 373

-30,18

-14,35

 

Согласно расчетам, с момента создания республики демографические потери составили к 2004 г. - около 125 тыс. чел (или 1/7 часть), а уже к 2015 г. - 205 тыс. чел. (т.е. почти треть).

Среди административных единиц более демографически устойчивым выглядит Слободзейский район, где потери с 1989 по 2015 гг. составили 24% населения, в то время как в Каменском районе ситуация очень тревожная, ведь он потерял более 40% населения.

Есть две причины такой печальной ситуации с сокращением численности населения. Первая – естественная убыль или превышение смертности населения над рождаемостью, вторая – миграционный отток.

К началу 90-х гг. прошлого века число родившихся в Приднестровье заметно превышало число умерших, итогом был естественный прирост, составлявший 4,5-5 тыс. чел. в год (рис. 2). Однако, уже к 1994 г. Приднестровье пришло к простому воспроизводству, так демографы называют состояние, при котором число умерших и родившихся примерно равно. В последующие годы вплоть до настоящего времени смертность у нас стала превышать рождаемость. За последние годы этот разрыв составлял 2-2,5 тыс. чел.

По показателям смертности - 14-15 промилле («промилле» - показатель на 1000 населения - ред.) населения Приднестровье вместе с нашими восточноевропейскими соседями (Украиной, Болгарией, Беларусью и др.) находятся в самом начале этого печального мирового списка, где прежде находились только слаборазвитые африканские страны. Показатель рождаемости (около 10 промилле) в среднем соответствует среднеевропейскому показателю.

Демографическая ситуация в Приднестровье

Рис. 2 Естественное движение населения Приднестровья

 

Простой расчет демографических потерь региона за период между переписями 2004 и 2015 г. дает нам усредненную цифру ежегодной убыли несколько более 7 тыс. человек. Таким образом, мы видим, что миграционный отток играет гораздо большую роль в депопуляции региона, практически в 2 раза превышая потери от естественной убыли населения.

В отличие от довольно точного учета естественного движения населения в республике (когда службы ЗАГС регистрируют рождаемость и смертность), система учета миграционного движения населения очень несовершенна. Дело в том, что жители Приднестровья нечасто сообщают официально (т.е. через паспортный отдел) о своем отъезде за пределы республики на работу, учебу и по другим причинам, кроме того, многие используют свои заграничные паспорта других государств (России, Молдовы, Украины и др.). По этим и по некоторым другим причинам мы не можем рассчитывать, что сможем получить адекватный учет текущего миграционного движения населения, однако данные прошедшей переписи дают нам возможность оценить масштабы негативного влияния этого процесса.

В процессе переписи населения была выявлена доля лиц, временно отсутствовавших дома на момент проведения переписи в связи с отъездом по разным причинам. И если на момент переписи 2004 года таких было 36,3 тыс. или 6,5% от общей численности населения, то в 2015 году таких уже оказалось 70,6 тыс. или 14,8%, причем значимая часть из них (свыше четверти) отсутствовала дома уже больше года (рис. 3). Эксперты считают, что большую часть временно отсутствующих можно причислять к трудовым и образовательным мигрантам.

Демографическая ситуация в Приднестровье

 

Рис. 3 Временно отсутствующее население Приднестровья в 2015 г.

Масштабы депопуляции населения отражает динамика показателя плотности населения – в 1989 г. он составлял около 190 человек на квадратный километр, а в 2015 – уже только несколько более 130.

 

Что дальше?

Анализируя демографические показатели, мы приходим к некоторым неутешительным выводам.

Во-первых, продолжится сокращаться численность населения нашего региона, хотя темпы этого процесса начнут замедляться. Некоторое повышение показателей рождаемости выглядит обнадеживающим, однако высокий уровень смертности в ближайшие годы не позволит нам выйти на уровень простого воспроизводства. Более реалистичным инструментом замедления депопуляции может стать политика, направленная на сокращение миграционного оттока населения. Продолжение существующих демографических тенденций может привести к утрате Приднестровьем еще 50-70 тыс. человек в ближайшие 10 лет.

Во-вторых, результатом депопуляции станет дальнейшее сокращение числа населенных пунктов. Так, за период между переписями 2004 и 2015 гг. 6 мелких населенных пунктов утратили жителей и перестали существовать. Ныне 21 село (преимущественно на севере республики) имеют численность населения менее 50 человек (в том числе 8 – менее 10 жителей) и находятся под угрозой исчезновения. Рекордное и стремительное снижение численности населения сельской местности рождает актуальный вопрос необходимости корректировки административно-территориального устройства - укрупнения сельских администраций, а возможно и расформирования самого малолюдного в республике Каменского района.

В-третьих, продолжится процесс старения населения. В период между 2004 и 2015 гг. доля детей в Приднестровье сократилась с 17,3% до 14,3%, а доля лиц пенсионного возраста выросла с 19,9% до 27,7%. Сокращение доли трудоспособного населения при увеличении доли пенсионеров приведет к дальнейшему увеличению демографической нагрузки (упрощенно, соотношение работающего и неработающего населения). В этой связи ожидаемым станет принятие непопулярного решения увеличить пенсионный возраст.

В-четвертых, сохранятся позитивные тенденции уменьшения младенческой смертности и увеличения ожидаемой продолжительности жизни. Успехи системы здравоохранения позволили приблизить Приднестровье к европейским низким показателям младенческой смертности, опередив стран-соседей Украину, Молдову, Румынию, Россию и др. При росте ожидаемой продолжительности жизни по-прежнему остается значительным разрыв этого показателя у мужчин и женщин – 8-9 лет.

Впрочем, демографическая ситуация для исследователей не выглядит безнадежной. Неутешительные данные не должны стать поводом к унынию, а служить стимулом к активным действиям, направленным на преодоление негативной ситуации.

Демографическая политика в нашей республике должна стать более последовательной и системной. Основные ее направления должны включать:

1. стимулирование рождаемости и укрепление семьи;

2. укрепление здоровья и увеличение ожидаемой продолжительности жизни;

3. регулирование миграций и оптимизация расселения.

Готовых рецептов реализации этих направлений нет, но имеющийся опыт других стран и международных организаций заслуживает того, чтобы быть учтенным при реализации государственной политики в Приднестровье.

Базой для осуществления государственной демографической политики должны стать адекватная система учета движения населения и его характеристик и исследования в области народонаселения, в первую очередь те, что позволяют прогнозировать демографические тенденции.

В этой связи целесообразными представляется усилия государственных структур, общественных организаций и научных учреждений в следующих областях:

o Совершенствование учета населения, расширение числа демографических показателей и их дезагрегации среди форм Государственной службы статистики ПМР;

o Детальное изучение данных переписи населения 2015 г. и использование результатов таких исследований в осуществлении государственной политики;

o Регулярное проведение обследований населения (обследований домашних хозяйств, социологических исследований);

o Организация более широкого доступа к демографическим данным (создание онлайн базы данных, удобных для использования сотрудниками государственных учреждений, научными работниками и др.);

o Сотрудничество с демографическими центрами России и международными организациями (Программой развития ООН, Международной организацией по миграции, Фондом ООН в области народонаселения и др.).

Сложные демографические проблемы, корни которых лежат еще в далеком прошлом, и подпитываемые непростой социально-экономической ситуацией в регионе, не имеют простых решений. Только последовательная, ответственная, рассчитанная на долгосрочные результаты политика способна дать позитивные результаты.

 

Андрей Кривенко, заведующий НИЛ «Региональные исследования», кандидат географических наук, доцент

Статья была опубликована в издании «Приднестровский университет» в 2017 году.


 


Новости, Мнение | 26 ноября 2019 | 299