Общественное движение Приднестровья — «За свое будущее нужно бороться!»

НОВОСТИ

Анатолий Дирун: «Вляпались все»

Анатолий Дирун: «Вляпались все»

20 ноября 2019 года на совещании у премьер-министра Александра Мартынова обсуждался вопрос о выплатах зарплат работникам сфер здравоохранения и образования. Как сообщает пресс-служба Правительства, «из-за вступления в силу поправок в закон о РУ МЗП (расчётный уровень минимальной заработной платы) у некоторых бюджетников (с более высокой нагрузкой) зарплаты выросли, у других, наоборот, уменьшились.Чтобы не допустить снижения доходов граждан, было принято совместное решение Президента, Правительства и Верховного Совета выплатить гражданам компенсации».

Почему на законодательном уровне произошло снижение зарплат работников бюджетной сферы?

Ситуацию комментирует Анатолий Дирун, лидер общественного движения «Народное Единство», депутат приднестровского парламента в 2005 – 2015 годах:

- После прочтения такой новости создается впечатление, что проблема в целом с уменьшением доходов населения разово разрешена. решена. Произошедшее фактическое уменьшение зарплат бюджетников можно списать на халатность, бюрократизацию, да и просто сделать вид, что ничего серьезного не произошло.

Однако, если рассмотреть этот вопрос в сточки зрения управления, то следует внимательнее прочитать изложенное: ситуация стала возможной «из-за вступления в силу поправок в закон «о РУ МЗП (расчётный уровень минимальной заработной платы)», в результате у некоторых бюджетников (с более высокой нагрузкой) зарплаты выросли, у других, наоборот, уменьшились.

Механизм принятия решений таков, что любая поправка в закон представляет собой законодательную инициативу, у которой всегда есть Автор. Другими словами, некто внес предложение, в результате которого у 570 медицинских работников и 790 учителей в Бендерах заработная плата уменьшилась. Сказать точно, сколько медработников и учителей по республике в целом пострадало от такого решения властей, сегодня нельзя. Но судя по тому, что эти данные не спешит озвучивать Правительство, то можно представить, что число таких людей весьма значительно.

Несмотря на то, что у нас единая команда во власти и вроде бы все должно быть понятным, однако, для населения республики важно получить ответы на следующие вопросы: кто именно выступил с инициативой об уменьшении заработной платы врачам и учителям? Что послужило причиной такой инициативы? Не хочется верить, что в государстве, в котором запускаются фонтаны, появляется красивая плитка, создано уже более 13 тыс. новых рабочих мест и открываются стадионы, банально не нашлось денег на зарплаты для учителей и врачей.

Вместе с тем, очевидно, что кто бы ни выступил, с этой инициативой, в эту историю вляпались все. Проект закона был одобрен в ходе голосования депутатами парламента, при молчаливом согласии Правительства, документ в конечном итоге подписан Президентом.

Я далек от мысли, что в Правительстве или Верховном Совете не было сотрудников, которые не предупреждали о негативных последствиях такого решения. Но специалисты в силу своего функционала не несут ответственности за такие решения. Ответственность ложиться на законодателей, членов Правительства и, соответственно, на Президента. Эта ситуация красноречиво свидетельствует как минимум о двух негативных явлениях.

Первое: в республике нет персональной ответственности чиновников за принятие решений, ухудшающих социально экономическое положение граждан. Есть уголовное наказание за оскорбление президента, но если органы власти принимают подобные решения, в результате которых у 570 медработников уменьшилась зарплата, то оказывается, чтони кто не виноват.

Сложно представить, что Правительство приняло бы решение о выплате компенсации, если наши врачи и учителя не стали возмущаться по этому вопросу. Дело получило негативный резонанс, но при этом замечу, что законодательное уменьшение заработной платы никто не отменил.

Второе: работа парламентаПриднестровья сегодня представляет собой этакий «черный ящик». Все видят картинку снаружи, но как принимаются решения и проходят обсуждения важнейших для республики вопросов, не ясно. Законодатели отказались от прямых видеотрансляций, в парламенте отсутствуют иные фракции, кроме партии «Обновление», а то, что можно прочесть на официальном сайте, не позволяет сделать вывод о приоритетах наших депутатов, в частности, как решается вопрос об увеличении заработной платы для бюджетников на 7 или более процентов.

Можно согласиться с председателем ВС ПМР Александром Коршуновым, что лучше не обещать, а просто повысить заработную плату. Однако последний эпизод с поправками в закон о «РУ МЗП» показал, что может быть и по-другому. Можно не обещать повысить зарплату, но на практике взять и уменьшить ее. Очевидно, что по макроэкономическим показателям 2019 год не отличается кардинально от предыдущего, соответственно вопрос об увеличении заработной платы как минимум на 7% просто обязан быть в повестке дня. Но так ли это, сегодня с уверенностью никто не скажет. При этом, как депутатам, так и членам Правительства хорошо известно, что за последние четыре года уровень пенсий и заработных плат в Молдове по сравнению с Приднестровьем значительно увеличился. И это не говоря о росте цен в ПМР, отсутствии обещанных индексаций пенсий и заработных плат.

Такая конспирология при обсуждении социально важных вопросов наглядно показывает, что в существующей сегодня системе координат политические институты все больше превращаются в закрытые клубы по интересам, а монополия становиться синонимом без идейности и застоя.

Говорить о возможности социально-экономического развития Приднестровья в условиях действующей олигархической модели управления - это означает всего лишь выдавать желаемое за действительное.


Новости, Мнение, Заявления | 27 ноября 2019 | 283