Общественное движение Приднестровья — «За свое будущее нужно бороться!»

НОВОСТИ

Уровень доверия граждан и потенциально низкая легитимность власти станут главным маркером выборного цикла в Приднестровье в 2020-2021 году

Уровень доверия граждан и потенциально низкая легитимность власти станут главным маркером выборного цикла в Приднестровье в 2020-2021 году

Руководитель Тираспольской школы политических исследований Анатолий Дирун не скрывает, что сейчас Приднестровье находится на пороге новых возможностей выстраивания прочных взаимовыгодных отношений как с Россией, так и с другими влиятельными представителями международного сообщества, чтобы зафиксировать те достижения, которые удалось достичь людям за почти 30 лет отстаивания права говорить на родном языке, создавая такое государство, в котором комфортно будет жить каждому.

Звучит очень интересно и заманчиво, правда? Что происходит такого, о чем мы даже не догадываемся? Читайте наше интервью, и многое станет ясным и понятным.

-Анатолий Викторович, в преддверии традиционной для нашего народа встречи Нового года по старому стилю давайте попробуем подвести итоги года ушедшего. Что он принес Приднестровью, что было, что будет, и куда, все-таки, мы движемся или, может быть, страна марширует на месте и что-то мешает ей совершить качественный прорыв?

- Год был насыщенным, происходили разные события. Вон только в Молдове власть менялась три раза. Но я обозначу три события, которые, на мой взгляд, по своей природе символичны и будут иметь последствия для Приднестровья уже в наступившем 2020 году. Первое - в области экономики. Это принятие бюджета ПМР на 2020 год. Политическое событие года - это изменение формата избирательной системы, а также численности Верховного Совета. И наконец, третье - это выборы в Украине и избрание Владимира Зеленского президентом страны.

- Позвольте не согласиться с утверждением, что бюджет-2020 стал знаковым. Каждый год парламент его принимает, президент подписывает. Практика, когда Приднестровье жило без бюджета, в режиме ручного управления главой республики, ушла в прошлое. В чем же особенность принятия нынешнего бюджета?

- Вы правы, принятие республиканского бюджета - это ежегодная процедура, но тем она и символична, что демонстрирует приоритеты власти. В нашем случае это означает, что партия «Обновление», представляющая интересы крупного бизнеса, оказалась не способной ничего сделать для решения ключевой проблемы, касающейся большинства граждан республики, а именно - увеличения заработных плат, а также индексации пенсий, что предусмотрено законом. Иными словами – улучшить благосостояние граждан.

Как известно, депутаты отменили свое решение о прямых видеотрансляциях заседаний ВС ПМР, но из открытых источников известно, что этот вопрос даже не был внесен в повестку дня для обсуждения парламентом - ни в качестве инициативы, ни поправкой. Возможно, это предложение бы не прошло, не набрало голосов, но его не было вообще. Если вспомнить ранее принятый закон об изменении размера РУМЗП для начисления зарплат бюджетникам, в результате которого врачи и учителя потеряли в деньгах, то становится понятно, почему так скоропостижно отменили прямые трансляции заседаний. Парламентское большинство с 2015 года стало, скорее, лоббистами крупного бизнеса, а не интересов граждан. А финансово-экономическое положение жителей нашей республики, мягко говоря,оставляет желать лучшего.

- Но не все ж так печально! Правительство и президент практически в унисон заявили, что к вопросу о повышении зарплат бюджетникам и компенсаций пенсионерам можно будет вернуться к 1 апреля, когда станут понятны результаты 2 важных переговоров: заключения Украиной и Россией контракта на транзитный поток газа – здесь уже все стало ясным, а также возможное пролонгирование контракта с Молдавской ГРЭС на поставки электроэнергии в Молдову. Вы не сгущаете краски?

- Это хорошо, что такая отсылка прозвучала из уст высоких руководителей. Но даже исходя из параметров принятого бюджета, деньги на увеличение заработной платы в 2020 году можно было найти. Это вопрос желания и приоритетов. Приведу пример. По словам премьера Александра Мартынова, цена вопроса поднятия заработной платы на 7% в 2020 году – около 300 млн. руб.В тоже время на Фонд капитального строительств на 2020 год уже запланированы 315млн. руб. Другими словами, необходимая сумма для поднятия зарплат в бюджете есть. Почему никто не ставит вопрос о том, чтобы использовать эти средства для увеличения зарплат, а после 1 апреля вернуться к вопросу финансирования Фонда капвложений?

- Очень резонный вопрос. Почему, как Вы думаете, парламент, Правительство и президент избрали именно такой подход и вывели в приоритеты Фонд капвложений ?

- Можно только строить предположения. Но опыт других стран, например, Китая, свидетельствует, что система откатов стала одним из двигателей китайской экономики. Есть хорошая работа научного сотрудника Центра Азиатско-Тихоокеанских исследований Дальневосточного отделения Российской академии наук Ивана Зуенко «От Дэна до моста в Гонконг. Как откат стал двигателем китайской экономики» (почитать можно здесь: https://carnegie.ru/commentary/78507). Автор пишет, что откат сыграл значительную роль и стал своего рода драйвером развития строительства в Поднебесной. Но при этом нельзя не отметить, что это обеспечивало не только рост китайской экономики и как следствие улучшение благосостояния граждан в целом. Да и Компартия Китая ведет жесткую борьбу с коррупционерами.

У нас, конечно, не Китай. В Приднестровье проблема увеличения доходов граждан выходит за рамки простой экономики. Этот вопрос является индикатором напряжения и потенциального конфликта в обществе: у крупного бизнесаи у обычных граждан присутствует разное понимание того, как государство должно решать эту проблему.

Для крупного бизнеса, представители которого сегодня у власти, государство это, прежде всего, источник новых льгот, преференций для получения сверхприбыли. При этом неспособностьили нежелание создавать условия для роста благосостояния общества традиционно списываются на внешний фактор: блокады, санкции, и так далее. Вот сейчас это газ и контракт с электроэнергий. С 1 апреляэту роль внешней помехи, возможно, будут играть двойные посты или что-либо еще.

Но не стоит забывать, что за всей этой риторикой о санкциях, государство дало бизнесу возможность приватизировать предприятия, пользоваться льготами. До тех пор пока уровень зарплат в Молдове и Приднестровье был примерно на одном уровне, а по ряду показателей жизнь в Тирасполе была дешевле и доступнее, вся риторика «надо потерпеть» еще имела хоть какое-то воздействие и даже принятие. Сегодня эта формула не работает. Разница заработных плат очевидна.

К примеру, средняя начисленная зарплата приднестровского бюджетника – 3134 рубля. Молдавский бюджетник получает в месяц чуть ли не в два раза больше – 6456 леев, что примерно составляет 5933 рубля ПМР по официальному курсу ПРБ.

После уплаты налогов у приднестровской семьи, где в бюджетной сфере работают оба взрослых, остается 5 641 рубль, у молдавских коллег – 11620 леев (около 10679 рублей ПМР)

- Но ведь звучат обещания повысить доходы, создать рабочие места, обеспечить жильем. Если все это произойдет, можно утверждать, что нет предпосылок для конфликта между электоратом и действующей властью?

- Нет, так можно было считать пять лет назад, когда крупный бизнес пришел к тотальной власти. Во многом поддержка кандидатов от фирмы «Шериф» на выборах в 2015 – 2016 году основываласьна том, что малому и среднему бизнесу пообещали сохранить возможность работать в своих нишах, что бюджетники могут рассчитывать на реальное увеличение зарплат и так далее. Взамен крупный бизнес получает лояльность и - самое главное - легитимность со стороны общества. Однако, этого не произошло. В политическом плане мы получили олигархическую форму управления государством, уровень жизни резко упал, а так называемое решение «земельного вопроса» стало маркером новых экономических реалий.

В этой связи еще раз подчеркну, что олигархия как система антисоциальна по своей природе. Вы не найдете в мире успешных развитых олигархических государств. В случае с Приднестровьем, если крупный бизнес и решит сделать «подарок» людям - поднять зарплату, то это будет аккурат в год выборов Президента - в 2021 - как свидетельство эффективности управления. Но таким образом конфликты не разрешаются, так они только усиливаются.

- Почему же?

- Дело в том, что в социально-ориентированном государстве существует определенный общественный контракт между властью и народом. Суть такого договора - это перераспределение сверхдоходов государственных и частных компаний для создания баланса в обществе и реализации социальных программ. Приднестровье даже с его непризнанным статусом не является исключением.

В начале 90-х у нас сложился определенный социальный договор между властью и обществом. Так, граждане добровольно принимают на себя все издержки непризнанного статуса. Власть, в свою очередь, компенсирует эти издержки различными социальными льготами и тарифами. За почти 30 лет развития государственности эта модель не менялась, более того, в политическом плане она деградировала от модели народовластия к олигархической форме правления с монополистической экономикой, в которой, как обычно, денег на зарплаты нет.

Таким образом, мы получаем ситуацию, когда Правительство не предлагает включить вопрос повышения зарплат в рамках бюджета на 2020 год, но при этом вносит на рассмотрении в ВС ПМР Программу приватизации и разгосударствления, по итогам которой в частные руки перейдут, к примеру, все хлебозаводы и хлебокомбинаты Приднестровья, а также многие иные промышленные предприятия. В этой связи у рядового гражданина возникает вопрос, а он, поверьте, возникает : а какое и для кого государство мы строим? Что-то я не помню подобных лозунгов на площади в 90-ом году: «Отдадим заводы и фабрики в частные руки!» «Даешь низкий уровень жизни!» или «Монополия - это основа государственности Приднестровья!».

В 2011 году общество послало сигнал власти, что подобная модель не работает. Но вместо решения этой задачи новая команда попыталась откупитьсячерез подсветку и фасады. Несмотря на негативный опыт, команда крупного бизнеса, пришедшая к власти в 2016 году, не стала менять подходов и продолжила в том же духе. Вместо повышения благосостояния приднестровцам предлагают плитку, фонтаны и еще немного потерпеть…

Сейчас уже все понимают, что действующая модель монополии и олигархии изжила себя, но каждая сторона делает разные выводы, как исправлять эту ситуацию. Так, крупный бизнес, готовится в ручном режиме и дальше удерживать власть. Для этого законодательно убрали порог явки на выборы, сократили численность ВС ПМР, внесли изменения в Избирательный кодекс и так далее. В свою очередь, граждане просто перестают доверять этой власти, что является самым опасным. Демократия сегодня, как писал начальник внешней разведки экс-СССР Леонид Шебаршин, – это «способ защиты сытого человека, но не насыщения голодного».

- Анатолий Викторович, в руководстве крупного бизнеса, как правило, сидят неглупые люди. Не может быть, чтобы они не понимали, куда все идет, и предпринимали шаги, которые могут хоть как-то пошатнуть их незыблемое, как может показаться со стороны, положение и ослабить тотальный контроль.

- Да, мы плавно подошли ко второму событию - политической составляющей.

Здесь нужно выделить два момента. Первый, собственно, депутатский корпус. Депутаты от партии «Обновление», со многими я проработал 10 лет, получили мандаты в результате конкурентной борьбы, имея на момент избрания поддержку от избирателей. Но к сожалению, этот состав ВС ПМР не смог сохранить свою субъектность как высший законодательный орган республики. Это не означает, что нужно создавать противостояние между ветвями власти, но свою позицию парламенту не просто надо иметь, нужно не бояться ее озвучивать и отстаивать.

Второй момент: крупный бизнес сделал, на мой взгляд, катастрофическую ошибку. Вместо переформатирования партийного поля Приднестровья, создания внутри «Обновления» механизмов поддержки молодых кандидатов, использования, например, технологий праймериз, просто банально взял и сократил численность состава ВС ПМР. Сейчас бизнес пытается понять, кого из депутатов оставить на следующий срок, традиционно проводя социологические опросы в округах, упуская два очень важных момента. Первый: на сегодняшний день высокий рейтинг отдельных кандидатов, основанный на решении вопросов благоустройства округа, не в состоянии решить проблему падения уровня доверия к власти со стороны общества в целом.

Второй: Приднестровье как непризнанное государство будет всегда раздражителем и некой серой зоной для своих соседей. На Тирасполь будут списывать все - от попыток продажи атомного оружия до оказания содействия господину Плахотнюку в желании покинуть территорию Молдовы через Приднестровье, что далеко от реальности, конечно.

Как политический проект наше государство является очень неудобным соседом, как для Кишинева, так и для Киева, особенно после 2014 года. У нас есть стратегический союзник - Россия, которая оказывает поддержку. Но любая помощь не в состоянии заменить доверия граждан к власти, а также готовность отстаивать свои ценности. В этой связи обеспечение легитимности политической системы непризнанного государства -это очень тонкий процесс, регулировать который надо предельно корректно.

В этой связи, концептуальная проблема выборного цикла в 2020-2021 году - это не назначение депутатов от бизнеса в новый состав Верховного Совета, а вопрос потенциально низкой легитимности, доверия со стороны граждан, как к новому составу парламента, так и к выборам президента.

- Ну, кто-то говорит, что сокращение числа парламентариев – это хорошо, это экономия бюджета.

- Демократия - это процедура. Как писал профессор Адам Пшеворский, «Демократия - это, прежде всего, определенность процедур при неопределенности результатов». Сокращение депутатского корпуса стало неким итогом не связанных, на первый взгляд, между собой событий. Это отмена трансляции заседаний парламента, передел земли, закрытие Лаборатории по исследованию истории Приднестровья, отмена избирательного порога по выборам в ВС ПМР. Вспомним, что процесс принятия этих решений, мягко говоря, не отличался прозрачностью. Скорее, работала логика – захотели и сделали.

Более того, если бы даже формально партия «Обновление» инициировала дискуссию по сокращению депутатского корпуса, были бы выслушаны разные точки зрения и принято решение, то это можно было бы подать как консолидированное решение. У нас не было ничего подобного.Вот и получается, что сегодня при всех своих финансовых возможностях крупный бизнес просто вынужден менять правила игры, чтобы сохранить власть. Но мало того, что эти решения бизнеса будут работать на формирование низкой легитимности к органам власти, уже сейчас такая политика используется нашими молдавскими коллегами в переговорах против Приднестровья в целом. А это уже совсем другая история.

- Молдова и Приднестровье, переговоры – это уже разговор о внешнеполитических условиях и, конечно же, рисках. Выше Вы упомянули о том, что избрание президентом Украины человека новой формации – Владимира Зеленского во многом повлияет и на жизнь Приднестровья. Поясните, пожалуйста, это утверждение. И почему, скажем, не так важно для развития ситуации вокруг Приднестровья удаление из Молдовы господина Плахотнюка и троекратная смена власти на правом берегу Днестра?

- Украинские выборы, как, собственно, и изменения в Молдове, показали высокий антиолигархический запрос в украинском и молдавском обществах. Конечно, это не означает что система как в Молдове, так и в Украине полностью изменилось, но тенденция очень показательна. Важно понимать, что антиолигархический запрос сегодня встроен в курс на интеграцию с Западом и во многом модерируется Брюсселем и Вашингтоном, сотрудничество с которыми для Киева и Кишинева носит стратегический характер. Соответственно, эти общие точки соприкосновения оказывают влияние как науровень взаимодействия междуКишиневом и Киевом, так и на политику Молдовы и Украины по отношению к Приднестровью.

Давайте вспомним последние итоги работы переговорщиков по урегулированию молдо-приднестровских отношений. Срывы переговорных встреч, новая риторика, может это кому-то покажется удивительным, но это вполне закономерный процесс. Так Александр Фленкя открыто заявляет, что вопросы, предложенные Тирасполем к обсуждению, не отражают интересы граждан региона, это интересы узкой группы лиц. Налицо новый подход Молдовы, суть которого - использованиевнутренних реально существующих противоречий внутри приднестровского общества для достижения собственных целей и задач.

При этом надо понимать, что наши западные партнеры и молдавские коллеги, при всей своей публичной риторике, будут заинтересованы, чтобы крупный бизнес как можно дольше оставался у власти в Тирасполе. Почему? Просто это удобно с точки зрения точечного давления на бизнес, с одной стороны. А с другой, Кишинев будет только заинтересован, чтобы то недоверие, которое есть к политическим институтам, контролируемым крупным бизнесом в Тирасполе, только усиливалось. С моей точки зрения, сохранение олигархической формы правления в Приднестровье будет только усугублять положение Тирасполя в переговорном процессе.

- То, что вы сейчас обрисовали, напоминает мне сцену из популярного советского фильма «Бриллиантовая рука», где герой Андрея Миронова говорит: «Шеф, все пропало, все пропало – гип снимают, клиент уезжает!» Неужели все так пессимистично на самом деле?

- Напротив, это повод для оптимизма. Как писал Генри Киссенждер, «политический анализ не может предвидеть атмосферу момента, когда решение должно быть приято». Наш крупный бизнес решал свои задачи, исходя из ситуации, которая была год-два назад, принимая выгодные для себя решения по удержанию власти.Однаковторая половина 2019 года показала совсем другую реальность. Таким образом, сегодня мы имеем ряд определенностей, которые становятся отправными точками.

1. Олигархическая модель, что сложилась в Приднестровье, является неэффективной и не будет никогда принята гражданами как модель социально-политического взаимодействия между обществом и властью.

2. Улучшение благосостояния граждан Приднестровья - это индикатор состоятельности власти как таковой. Соответственно,отсутствие подвижек в этом направлении должно рассматриваться как угроза для национальной безопасности республики.

3. Важно понять, что 2020-ый - это не просто год выборов в ВС ПМР. Это завершение 30-летнего цикла государственности Приднестровья. С моей точки зрения, эта юбилейная дата подводит определенный итог постсоветского этапа в рамках которого, собственно, происходило становление и развитие республики. Для Приднестровья, в первую очередь. Понятно, что хочется и дальше людям говорить, что мы строим социально-ориентированное государство с рыночной экономикой. Но сегодня эта установка не работает. У нас нет рыночных отношений с учетом места и роли монополии в государстве. Сложно говорить и о социальном государстве, граждане которого имеют столь низкий уровень зарплат, не позволяющий им сводить концы с концами и обеспечивать нужды первой необходимости, не говоря уже о развитии. Транзит переходных смыслов закончился. Нужно новое целеполагание и ориентиры для развития государственности Приднестровья. Это понять, конечно, сложно. Скорее, надо чувствовать, опираясь на знания, опыт, интуицию в том числе.

Новое время повлечет за собой неизбежные изменения. Ключевым в этой связи является обеспечение качества этих изменений, скорости происходящего и способности контроля и управления в новой системе международных региональных координат.

Интервью вела Светлана Хорозова

 

 

 


Новости, Мнение, Заявления | 13 января 2020 | 511