Общественное движение Приднестровья — «За свое будущее нужно бороться!»

НОВОСТИ

Надежды ОБСЕ и реплика Тирасполя. Экспертное мнение Анатолия Дируна Radio Europa Libera

Надежды ОБСЕ и реплика Тирасполя. Экспертное мнение Анатолия Дируна Radio Europa Libera

Совет министров иностранных дел стран ОБСЕ в Вене призвал «найти всеобъемлющее, мирное и жизнеспособное решение по приднестровскому конфликту, основанное на суверенитете и территориальной целостности Молдовы в пределах международно признанных границ». В итоговой декларации заседания, прошедшего 7-8 декабря, отмечается необходимость определения особого статуса приднестровскому региону и приветствуется достигнутый прогресс в решении актуальных вопросов повестки дня. В последних числах ноября Кишинев и Тирасполь подписали ряд протокольных решений, которые касаются, частности, функционирования в Приднестровье школ с преподаванием на латинской графике и признания дипломов, выданных приднестровскими учебными заведениями.

В комментарии к заявлению СМИД ОБСЕ приднестровская администрация заявила, что не приемлет другого решения, кроме признания независимости региона. Тирасполь призвал участников переговорного процесса по приднестровскому урегулированию сосредоточиться на решении гуманитарных проблем и на создании механизма гарантий выполнения решений; на этом настаивает и Российская Федерация.

На заседании СМИД ОБСЕ министр иностранных дел Республики Молдова Андрей Галбур в очередной раз обратился с просьбой о выводе российских войск с территории страны. «Молдову продолжает беспокоить незаконное присутствие иностранных войск на своей территории», сказал Андрей Галбур. Глава молдавской дипломатии подтвердил также необходимость начала переговоров по преобразованию действующей миротворческой операции на Днестре в гражданскую международную миссию. Кишинев пытается добиться вывода оперативной группы российских войск, которая незаконно пребывает на территории Приднестровья; это требование не касается российских миротворцев, дислоцированных в регионе в соответствии с соглашением 1992 года о прекращении огня.

В Приднестровье российские военные совместно с силовыми подразделениями региона провели очередные учения. Об этом сообщила пресс-служба западного военного округа Российской Федерации. Впервые учения прошли на складах с боеприпасами, находящихся в Кобасне. В них участвовали более 130 военнослужащих и военная техника. По легенде, террористы напали на артиллерийские склады и захватили заложников, а военнослужащие антитеррористических подразделений обезвредили террористов. На складах в Кобасне вблизи города Рыбница хранятся около 20 тысяч тонн российских боеприпасов, в большинстве — просроченных. Как утверждает российская сторона, вопреки принятым на себя обязательствам Россия не может вывезти или уничтожить эти боеприпасы, так как Тирасполь с этим не согласен.

8 декабря в Кишиневе состоялось открытие Бюро связи НАТО. В мероприятии приняла участие заместитель генерального секретаря Североатлантического альянса Роуз Геттемюллер, которая заявила, что «НАТО полностью соблюдает нейтралитет, независимость и суверенитет Молдовы». Пресс-релиз НАТО приводит также ее слова о том, что это событие является кульминацией взаимовыгодного 25-летнего партнерства между Североатлантическим альянсом и Республикой Молдова. Принявший участие в церемонии премьер-министр Павел Филип сказал, что те, кто апеллирует к нейтралитету Республики Молдова, в том числе президент Игорь Додон, молчат о незаконном пребывании иностранных войск на левом берегу Днестра. В НАТО заявляют, что бюро в Кишиневе – сугубо гражданская миссия, призванная поддерживать диалог и сотрудничество между сторонами.

В Москве состоялся бизнес-форум с участием приднестровской делегации. Как сообщил глава экономического ведомства региона Сергей Оболоник, на форуме обсуждали механизм создания в Приднестровье закупочных хабов – центров по закупке, хранению, переработке и сбыту сельхозпродукции, востребованной на российском рынке. По словам приднестровского чиновника, стратегия, предполагающая непосредственное участие местного бизнеса в капитале российских инвесторов, «позволит встроить приднестровские предприятия в корпоративные цепочки крупных российских холдингов или отраслевых монополистов». Среди преимуществ таких корпоративных цепочек Оболоник назвал возможность приднестровским экспортёрам избежать ограничений, связанных с импортозамещением в РФ, и получить доступ к госзаказам. Напомним, за последние десять лет Российская Федерация ввела ряд ограничений и запретов для молдавских экспортеров, в частности, вина и сельхозпродукции. Эти ограничения задели и приднестровские предприятия, вынудив производителей переориентироваться на рынок Евросоюза, где они пользуются режимом свободной торговли. В настоящий момент более 70% приднестровского экспорта приходится на Республику Молдова и страны Европейского союза.

Пограничники Молдовы и Украины приступили к совместному патрулированию приднестровского участка молдавско-украинской границы. Как сообщили в Госпогранслужбе Украины, 7 декабря на участке протяженностью около 50 км появились первые совместные патрули из молдавских и украинских пограничников. Первыми на охрану госграницы в составе совместного пограничного наряда заступили начальник Могилев-Подольского отряда Южного регионального управления Госпогранслужбы Украины Юрий Василик и начальник регионального управления «NОRD» погранполиции Молдовы Марин Андроник. В пресс-релизе отмечается также, что совместное патрулирование на приднестровском участке — новая форма охраны границы, направленная на борьбу с трансграничной преступностью.

Свободная Европа: Что думают о последних событиях в Приднестровье? Лина Грыу беседует с директором тираспольской школы политических исследований Анатолием Дируном:

Свободная Европа:Вы заметили, тон очень хвалебный, в ОБСЕ очень рады тому, что произошло, там приветствуют политическую волю обеих сторон и надеются, что это приведет к дальнейшим результатам, в том числе в следующем году. Как вы расцениваете эту декларацию? Она не чересчур оптимистична, скажем так?

Анатолий Дирун:Да нет, я думаю, она не оптимистична, она, наоборот, отражает тот факт, что стороны действительно за последние годы пришли к такому, скажем так, обоюдному компромиссному решению, когда и молдавская, и приднестровская стороны расценивают достигнутые соглашения как успех каждой из сторон. Это, с одной стороны. С другой стороны, для ОБСЕ это большой шаг вперед, потому что на фоне предыдущих лет приднестровское направление выделили в отдельную декларацию, а это говорит о том, что в принципе было за что отчитаться. С этим можно было бы коллег поздравить. Хотя у приднестровской стороны довольно-таки скептическое отношение к участию, в данном случае Австрии как страны, председательствующей в ОБСЕ, в достижении этих договоренностей. Поэтому это реальность, которая была отражена и которую отметили дипломаты – действительно был достигнут успех по сравнению с предыдущими годами.

Свободная Европа: Скажите, эти четыре договоренности, а до этого — и открытие моста, активно обсуждали. Некоторые эксперты говорили о том, что Приднестровью пришлось пойти на уступки, они объясняли это тем, что экономическая ситуация очень тяжелая в регионе, деньги из России не поступают для того, чтобы помочь региону выйти из кризиса. Есть доля правды в этом? Может ли речь идти об уступках? Как оцениваете вы эту ситуацию?

Анатолий Дирун:Вы знаете, я бы не назвал это уступками, я бы назвал это разумным компромиссом – с той точки зрения, что социально-экономическая ситуация в Приднестровье далека от идеальной, ее также нельзя назвать оптимальной, есть большие вопросы и никто их, собственно говоря, не скрывает, во всяком случае, правительство прямо говорит об этих проблемах, которые есть в экономике республики.

Но также фактом остается та тенденция, которая есть в экономике Приднестровья – это усиление влияния европейского рынка, усиление влияния Европейского союза с точки зрения экономической интеграции предприятий Приднестровья, экономики Приднестровья на рынок Европейского союза. Поэтому, конечно же, нельзя исключать того, что с точки зрения необходимости сохранить этот рынок в контексте договоренностей между Тирасполем и Брюсселем, которые, мы знаем, были ранее подписаны, вполне вероятно, что стороны услышали друг друга, когда Тирасполь сохранил, мы знаем, на 18-й год – решение, насколько я знаю, не принято, но на фоне декларативных позитивных заявлений Тирасполь, по сути, сохранил еще, как минимум, на год право вести беспошлинную торговлю, сохранил этот статус-кво в торговом режиме. С другой стороны, и европейские коллеги видят, что есть политическая воля со стороны Приднестровья встраиваться в те изменения, которые есть. Однако эти изменения не затрагивают политический статус, политическую составляющую для Приднестровья. Для нас государственность и суверенитет – краеугольные понятия, от которых исходят основные переговорщики. Поэтому я бы не увязывал этот вопрос с тем, что денег стало меньше, что Российская Федерация стала меньше перечислять, и поэтому кто-то пошел с этой точки зрения на уступки. Есть реальности, на которые нужно реагировать. И я считаю, что с этой точки зрения руководство Приднестровья отреагировало.

Свободная Европа: Вы сказали, что Приднестровье сохранило минимум еще на год статус-кво в торговле с Евросоюзом. Вы могли бы раскрыть скобки – о чем речь?

Анатолий Дирун:Мы знаем, что в 16-ом году было подписано Соглашение – по большому счету, мы знаем это из открытых источников информации, средств массовой информации на тот момент президента Шевчука и комментариев торгово-промышленной палаты о том, что Приднестровье подписало отдельное соглашение к договору DCFTA между Молдовой и Европейским союзом, которое давало возможность Приднестровью сохранить право беспошлинной торговли еще на один год с Европейским союзом. Речь шла, кажется, на три года, потому что этот документ никто не видел, я думаю, вы в курсе этого вопроса. И весь этот год по большому счету шли переговоры достаточно интенсивно, приезжали чиновники из Брюсселя, составлена некая дорожная карта между Тирасполем и Брюсселем по выполнению тех обязательств, которые взяли на себя стороны, в частности, Тирасполь. Мы можем говорить только о тех обязательствах, которые известны из средств массовой информации, но, судя по тем изменениям, которые произошли в рамках таможенного законодательства, судя по тому, как Приднестровье сняло вопросы, которые остро стояли в течение года по совместным пограничным постам Республики Молдова и Украины на приднестровском участке границы, можно сказать, что здесь приднестровская сторона пошла на определенный компромисс, она сделала шаг вперед для того, чтобы разрешить ту ситуацию, которая сложилась.

Свободная Европа: Г-н Дирун, вернемся к четырем подписанным протоколам. Вы говорили о разумном компромиссе. Скажите, почему, с вашей точки зрения, компромисс достигнут именно сейчас? В Кишиневе отдельные эксперты говорят, что речь идет о какой-то неформальной – или формальной – договоренности на уровне олигархов, якобы Влад Плахотнюк в Кишиневе и Виктор Гушан в Тирасполе договорились, поэтому это стало возможным…

Анатолий Дирун:Знаете, иногда действительно бывают моменты, когда «звезды сошлись» именно таким образом. Я могу привести в пример маршрутную карту железнодорожного сообщения между Тирасполем и Кишиневом, которую в свое время подписали Шевчук и Филат, эта карта была очень активно разработана предыдущими переговорщиками, еще в бытность г-на Смирнова. То есть, технологическая карта была разработана заранее. Но поменялись обстоятельства, поменялись политики, прошли выборы, они проявили политическую волю – и вот, собственно, на готовую уже технологическую карту легло политическое решение.

Я думаю, здесь аналогичная ситуация, нельзя исключать подключение каких-либо дополнительных актеров для того, чтобы этот процесс получил дополнительный импульс. Если вы посмотрите на таблицу налогоплательщиков в Приднестровье, то вы увидите, что первые места занимают предприятия корпорации «Шериф», поэтому было бы наивным считать, что руководство компании находилось в стороне от тех переговорных процессов, которые касались, прежде всего, социально-экономических аспектов для Приднестровья. Потому что это задевало не просто предприятия, это рабочие места, это отчисления в республиканский бюджет, в местные бюджеты и так далее.

Насколько там были прямые контакты – ну, Владимир Соловьев выразился, что у него есть такая информация. У меня такой информации нет, но то, что что-то произошло и за последние полтора месяца, по сути, с конца октября и за ноябрь месяц появилась дополнительная скорость в переговорном процессе – это очевидно, это видно по документам, по количеству встреч переговорщиков, по той риторике, которая несколько изменилась. Пока так. Посмотрим, что принесет 2018 год.

Свободная Европа: Да, как раз насчет 2018 года и ускорения переговоров в последнее время. Вы видите возможность решения и других каких-то социально-экономических проблем в следующем году? И в этой декларации саммита ОБСЕ говорится о том, что стороны должны прийти и к переговорам по политическим аспектам, и по безопасности. Вы думаете, дойдет до этих вопросов?

Анатолий Дирун:Я не разделяю большого оптимизма по поводу достижения новых соглашений. Не нужно забывать, что подписанные соглашения – вот эти четыре документа – они очень серьезно прорабатывались на протяжении предыдущих лет. Если посмотреть количество затраченного времени на каждый документ, начиная с моста и заканчивая школами, апостиляцией дипломов, то эти вопросы тянутся по большому счету с 16-го, где-то с 15-го года, и именно практические механизмы разрешения данных вопросов. Поэтому у меня пока нет оснований для дополнительного оптимизма. Хотелось бы, чтобы вопрос, о котором было заявлено в плане разрешения проблемы автомобильных номеров, был также урегулирован между сторонами на основе разумного компромисса.

Но также не нужно забывать о тех повышенных рисках, на которых будут сейчас испытывать традиционно переговорный процесс, связанный с избирательной кампанией в Республике Молдова. Это традиционная фаза, когда начинается активно выборы в Республике Молдова, ожидать какого-то прорыва в этом отношении никто из политических игроков в Молдове не склонен брать на себя дополнительную ответственность в переговорах с Приднестровьем. Об этом во всяком случае, свидетельствует предыдущий опыт. Будет ли исключение в 18-м году – жизнь покажет. Но пока оптимизма большого нет. Есть рабочий процесс, и хотелось бы, чтобы эта рабочая скорость, как минимум, не падала.

Свободная Европа: Скажите, роль России в 2018 году – имею в виду, что и там будут проходить выборы президентские. Это как-то повлияет на интерес России к приднестровскому урегулированию?

Анатолий Дирун:Ну, вы знаете, одно из преимуществ, на наш взгляд, которое демонстрирует российская сторона, это приверженность тем гарантиям, о которых российская сторона заявляет на протяжении последних 25 лет. Поэтому российская сторона правомерно ставит вопрос о гарантиях для реализации уже подписанных документов. У российской стороны, как ни у какой другой, есть богатый практический опыт понимания всех сложностей переговорного процесса и поэтому, думаю, несмотря на все события, которые ждут Россию в 18-м году, имеется в виду избирательная кампания, приднестровское направление, в принципе, находится в зоне традиционных интересов, и ожидать какого-то радикального изменения позиции России как страны-гаранта не приходится. И не то что не приходится, наоборот, его не будет, и это только добавляет стабильности в позицию России.

Свободная Европа: То есть, вы не думаете, что какое-то политическое решение может быть принято в обозримом будущем?

Анатолий Дирун:Нет. Пока таких предпосылок для политического решения, политического урегулирования нет, как минимум, до окончания избирательной кампании в Республике Молдова, говорить об этом преждевременно.

Свободная Европа: Скажите, г-н Дирун, кстати, об этой кампании – в законе Республики Молдова, в новом законе о выборах, несколько мест зарезервировано для Приднестровья. Видите ли вы какие-то возможности в связи с этим законом и с этими местами в парламенте?

Анатолий Дирун:Знаете, по большому счету ничего нового не произошло. Если бы молдавский политический класс хотел видеть представителей Приднестровья, ничего не мешало ранее включать в избирательные списки той или иной партии представителей Приднестровья – чтобы был представитель из Приднестровья в парламенте Республики Молдова. До этого таких прецедентов, насколько мне известно, не было. Может быть, кого-то и включали там в список под номером 200 какая-то партия, не входящая в тройку или в пятерку лидеров. Поэтому – дали два округа, дали три округа – это решение, собственно говоря, Молдовы, оно никак не влияет, никак не способствует пониманию урегулирования, политического урегулирования конфликта между Тирасполем и Кишиневом. Ну, сегодня решили два, потом нам говорят, что будут три, а до этого разработчики говорили, что будет 25 мест – ну, одни из инициаторов этой системы, для диаспоры и Приднестровья… Поэтому серьезно к этому относиться на данном этапе крайне опрометчиво. Молдавская политика очень фрагментарна, очень волатильна, изменчива, поэтому мы не удивимся, если уже в период избирательной кампании будут изменены правила игры по тем же округам, когда вместо одного тура появятся два тура – почему бы и нет? На кону стоит очень много, поэтому серьезно к этому относиться со стороны Приднестровья не приходится.

Полный текст радиопередачи на Radio EuropaLibera 11 декабря 2017 г. 


Новости | 19 декабря 2017 | 119



comments powered by HyperComments