Общественное движение Приднестровья — «За свое будущее нужно бороться!»

НОВОСТИ

Президент НП «Бизнес-ассоциации Мост» Неделько Денис: 100 ДНЕЙ ПРЕЗИДЕНТА. ВЗГЛЯД БИЗНЕСА

Президент НП «Бизнес-ассоциации Мост» Неделько Денис: 100 ДНЕЙ ПРЕЗИДЕНТА. ВЗГЛЯД БИЗНЕСА

Неделько Денис Александрович, президент НП «Бизнес-ассоциация Мост», г. Тирасполь, Приднестровье, D_Nedelko@mail.ru

Краткая аннотация: В статье даются оценки первых 100 дней правления президента Красносельского с позиции бизнеса. Бизнес оптимистично встретил новую власть, ожидая преобразования, способные оживить экономику. Однако новый курс вызывает вопросы и «правила игры» пока не вполне понятны. Бизнес объясняет задержку реформ своими причинами, и остается в надежде, что реформы все же будут. 
Ключевые слова: 100 дней, бизнес, реформы, рыночная экономика.

27 марта 2017 года - сотый день с момента вступления в должность президента ПМР Красносельского Вадима Николаевича. На этом сроке традиционно оценивается потенциал политика, его состоятельность как лидера и управленца. Первые 100 дней – достаточный срок для понимания стиля и методов работы президента, а также для выводов о его возможностях и способностях. 100 дней – символический срок. Как и 365 дней, и 500, и 1000. Мы понимаем, что любые сроки и оценки условны, но 100 дней это та дата, когда пора делать первые попытки анализа деятельности высшего чиновника страны.
Условность оценок президента в том, что независимо от наших выводов и оценок, мы вряд ли можем быть убежденными в стабильности выбранного курса. Могут и методы поменяться, и причины управленческих решений стать понятными лишь спустя время. Согласимся, что самую беспристрастную оценку президенту даст история и избиратели, но все же первые 100 заслуживают особого внимания. 

Сам президент дипломатично, как и положено президентам, подтвердил двойственность оценок первых 100 дней: «Срок, может быть, и весьма малый, а может быть, и достаточный для первых шагов по оздоровлению нашей ситуации».
Мы попытаемся оценить 100-дневный период правления Вадима Красносельского глазами бизнеса, и то – лишь некоторой его части, поэтому полноценным, всеобъемлющим анализом 100 дней правления назвать нашу статью нельзя. Здесь не будет оценок выполнения предвыборных обещаний о бесплатном газе для пенсионеров, бесплатном проезде в общественном транспорте и т. п. Речь будет идти в большей степени об экономике. 

Смена власти, будь то в стране или футбольной команде, всегда поднимает настроение. С новым руководством воздух априори заряжен оптимизмом, надеждами и планами.  И сам президент, и чиновники экономического блока правительства во главе с премьер-министром много говорили о реформах, об изменениях, о новом экономическом порядке. Действительно, первые шаги президента и правительства были не только лозунгами, но и шагами, показывающими поддержку бизнесу и, что не менее важно, стремление к диалогу. На всех площадках Президент заявлял о партнерстве, о необходимости слушать и слышать голос бизнеса. 2017 год был назван Годом предпринимательства, и в этом тоже слышалась поддержка. И на первых порах оптимизма было много.  

Правительство получило сотни предложений от бизнес-сообщества. Как глобального масштаба, так и косметических по своей сути. Большинство предложений не отличались оригинальностью или новизной. Многие из них ранее направлялись и в администрацию президента Шевчука, и в Верховный Совет, и в правительство. Для обработки, критического осмысления и подготовки конкретных предложений при министерстве экономического развития были созданы рабочие группы. Результатом деятельности рабочих групп должны стать так называемые дорожные карты с четким планом мероприятий по реформированию определенной сферы регулирования бизнеса. Работа еще ведется, и какими они будут – дорожные карты, – не ясно. Как не ясно и то, будет ли реализован предложенный план мероприятий, а если и будет реализован, то приведет ли он к успеху. 

Чем ближе подходил срок 100 дней, тем все менее восторженным и оптимистичным становились оценки власти со стороны бизнеса. Меньше поступало предложений. Прошел тот этап, когда бизнес говорил «пока все нравится». Наступил день, когда каждый бизнесмен задал себе вопрос: «А что лично мне дала новая власть?» И у большинства бизнесменов попытка ответить на этот вопрос встретила затруднение. 

Это естественный и предсказуемый этап. Есть изменения, которые заметны, есть изменения, которые в глаза не бросаются, но они есть. Например, изменился стиль работы таможни. Таможня стала более открытой, ее деятельность – прозрачнее, а руководители доступны для диалога. Пусть многие изменения не радикальные, но настрой главы ГТК на ликвидацию надуманных барьеров разнёсся доброй славой в бизнес-сообществе. 

Многие бизнесмены подтверждают изменение самой атмосферы ведения дел. Нет административного гнета и нет фактов откровенного произвола. Бизнес положительно встретил решение, задекларированное еще в предвыборной «Народной программе» Красносельского, об отмене контрольных мероприятий. Хотя оно и не произвело эффект революционного преобразования. Эта мера больше походила на преемственность политики старой власти: в последний год правления Шевчука проверок тоже не было. Бизнес быстро привык к отсутствию проверок, но не воспринимает такой режим как заслугу новой команды. К мораторию на проверки отношение, скорее, как к  пиар-акции, после которой наступят суровые будни. Бизнесу понятно, что в нормально функционирующей системе «Государство – Бизнес» проверки должны быть, поэтому ощущения от контрольных каникул спокойные. Проблема и раньше была не в самом факторе проверок, а том избирательном, часто карательном подходе, который демонстрировала власть. Важно, чтобы власть за период моратория изменила отношение к бизнесу, выработала и задекларировала четкие и понятные подходы к оценке деятельности, обеспечила равный и беспристрастный подход.  Если это произойдет, можно считать, что каникулы прошли не зря. 
Будет ли принята новая концепция отношения к бизнесу – один из главных вопросов повестки дня. Какая она будет, новая экономическая политика? Бизнес старательно пытался разглядеть ее ростки в первые 100 дней.   

Направление пути, объявленное президентом, вызывает множество вопросов. Вадим Красносельский озвучил его, выступая  на втором съезде Общеприднестровского народного форума: «Я глубоко убежден, что выбор Приднестровья — это социально ориентированное государство с рыночной формой экономики. А как по-другому? С учетом проживания многих тысяч пенсионеров и других граждан, которые нуждаются в социальной защите именно государства». 

Итак, рыночное и социально-ориентированное государство. Главный вопрос¬ – насколько социально-ориентированный вектор будет позволять обеспечивать устойчивый рост экономики? Можно ли будет совместить свободную рыночную экономику с повышенной социальной нагрузкой? Сможет ли бизнес вообще выдержать эту нагрузку, если она будет высокой? Сохранилась ли у нас сама возможность быть социальным государством? Президент говорил, что по-другому нельзя, и его можно понять. Однако формула сочетания социального и рыночного государства пока не озвучена. И это немудрено: в мире трудно найти примеры успешного сочетания такой пары. Это отнюдь не означает противопоставления рыночных методов социальной ориентации государства. Вопрос, еще раз повторим, в степени нагрузки на бизнес. Для социального государства необходимы значительные ресурсы. Это могут быть ресурсы внутренние, природные, либо ресурсы, накопленные за счет роста экономики. 

Наиболее известная в мире шведская модель социализма показала, что государство может позволить себе становиться социальным, когда рыночная модель управления накопила достаточно ресурсов для обеспечения всемерной заботы о населении. У Приднестровья ресурсы более чем скудные. Есть потенциал, о котором так любят говорить политики.  При отсутствии собственной нефте- и газодобычи вся наша надежда либо на источник извне (а это означает следование предписаниям внешнего источника), либо на раскрытие потенциала действительно свободной рыночной экономики. Этап государственно-ориентированной экономики мы проходили. Что станет локомотивом роста новой экономики, пока ясности нет. 

Пока черты нового экономического курса не четкие, его можно уподобить автомобилю, который едет на первой передаче, тогда как пора включать вторую, третью, четвертую скорость. Пора выехать на прямое шоссе. Но мы все еще крутим восьмерки во дворе школы водительского мастерства. По-видимому, новый курс еще предстоит выработать. Плохо, что время уходит, но, возможно, тому есть объяснения. 

Общаясь с бизнесменами, мы слышим разные версии причин затяжного старта интенсивных преобразований. Чаще всего высказываются четыре причины. 
Первая – это боязнь социальных потрясений как результат резких шагов. Очевидно, что привычный уклад экономики – это как устаревшая модель телефона.  Он еще работает, он понятный, но его давно пора менять. Его смена приведет к изменению привычек и, как говорится, наша жизнь никогда не будет прежней. Социальные потрясения при любых преобразованиях неизбежны и вопрос лишь в том, когда они наступят, и насколько властям удастся сгладить их последствия. Не исключено, что сейчас вырабатывается не столько курс, сколько способы сохранения благосостояния наиболее уязвимых категорий граждан. 

Другой причиной называются сомнения в правильности и безупречности предлагаемых вариантов реформ. Приднестровье – уникальная страна с особым статусом и историей. Найти и применить здесь опыт других стран – непростая задача. Готовых рецептов не сможет предложить никто. Вернее, рецепты будут в изобилии. Вопрос в гарантиях успеха выбранного курса. Гарантий точно никто не даст, голову на плаху никто не положит. Но голова болеть будет. И это головная боль президента. Учитывая высокую ответственность за выбор пути, логично предположить, что президенту необходимо время для взвешивания и оценки всех возможных последствий.

Третья причина – затянувшийся ознакомительный период. Создается впечатление, что и президент, и правительство все еще пребывают в состоянии знакомства со страной и текущей ситуацией. Поездки, встречи, обсуждения – все это замечательно, но это текучка, которая, как известно любому бизнесмену, отвлекает от стратегических решений и просто убивает время.  Решаются локальные вопросы, тогда как бизнес ждет программных заявлений и действий. В этих условиях существует опасность, что реформаторы, что называется, «спекутся». Система перемелет реформаторов и подомнет их под себя. Наступит момент, когда будет сказано примирительно-успокоительно «и так пойдет, ведь работает же». 
И, наконец, четвертая причина, которую в порядке генерирования версий выдают предприниматели, это некий внешний сдерживающий фактор. Что-то или кто-то не дает приступить к реформам. Мы списываем эту версию на столь любимую в обществе теорию заговора, но, тем не менее, озвучиваем для полноты картины. 

Отдельная тема – это отсутствие или запоздалая реакция на происходящие в экономике события. Говоря об оценке первых 3 месяцев работы президента нельзя не сказать об отсутствии налаженного канала обратной связи президента и бизнеса. Президент слышит бизнес и слушает его. В эту сторону канал работает. Предпринимателям понравилось, как на встрече с ними президент сказал, что лично прочитывает все поступающие в его адрес письма. Но бизнес хочет быть не только услышанным президентом. Бизнес хочет знать позицию президента по злободневным вопросам повестки дня. 
Поводов для беспокойства у бизнесменов предостаточно. Такова психология бизнесмена: в информационном вакууме слухи распространяются со скоростью света, а напряжение нарастает, как при падении с высоты. 

Ярким примером тому стала ситуация с валютой. Решение вопроса дефицита валюты было одним из пунктов предвыборной программы президента. Однако напряжение с валютой росло не только от факта ее отсутствия, но и от отсутствия спокойных, понятных и честных объяснений о ситуации на валютном рынке. Когда с заявлениями по вопросам отсутствия валюты выступали либо сам президент, либо представители правительства, ситуация была перегрета. Объяснения либо не вносили ясность, либо, наоборот, еще более убеждали, что решения вопроса пока нет.

Предприниматели – народ эгоцентричный, порой капризный, и думающий только о себе. Им кажется, что и президент должен думать только о них. Поэтому они считают, что президент должен быть сфокусирован прежде всего на их проблемах, на проблемах экономики. Президент, по мнению многих, не является центром, генератором реформ. Пока, во всяком случае. Да, он держит руку на пульсе, он осведомлен обо всех проблемах бизнесменов, и это было прекрасно продемонстрировано им на встрече с предпринимателями, когда он не уходил от ответов и по всем вопросам выражал четкую позицию, но, рискнем предположить, реформы не являются его приоритетом. 

Нет ощущения, что центр преобразований находится в правительстве или же в Верховном Совете. Как представляется, это осознанная стратегия. Президент сам не раз озвучивал, что он человек команды. Такая же характеристика прозвучала и в его оценке выполнения пунктов предвыборной программы: «100 дней – это не большой срок для выполнения программы, но все, что удалось сделать, – это заслуга команды. Один в поле не воин». Такая стратегия похвальна, однако, сколько бы не было в поле воинов, генерал есть генерал.  

Мы думаем, что на подобном восприятии первых 100 дней сказываются завышенные ожидания бизнеса, основанные на пребывании в затяжном кризисе. Понятно желание бизнеса получить некий волшебный план, который в короткий срок приведет всех и каждого к процветанию. И понятно раздражение от отсутствия четких и понятных перспектив. Бизнес ждет и хочет очень быстрых перемен, продолжает связывать их с властью. Доверие, и довольное высокое, к президенту сохраняется. Не растерять доверие - задача посильная. 

В стране, где множество внутренних и внешних проблем, 100 дней – это не тот срок, когда можно оценивать результаты. Время, которое еще есть у власти до того, как бизнес решит, что она неспособна ничего принципиально изменить, все же небольшое и измеряется месяцами. Важно за это время сформулировать простые, понятные и важные для бизнеса цели, к которым будет двигаться государство. Если это получится - бизнес будет действовать совместно с властью, в страну поверят инвесторы, и пойдут деньги. Если все останется на уровне «уберем пару отчетов и снизим налог на пару процентных пунктов», то никаких существенных изменений в настроениях местного и зарубежного бизнеса по отношению к Приднестровью ожидать не стоит. Посыл «Приднестровье стало привлекательным местом для ведения бизнеса» должен быть очень понятным, громким, и при этом честным и наполненным сутью, а не просто лозунгом.

Президент Джон Кеннеди сказал в своей инаугурационной речи в 1961 году: «Вся эта работа не будет завершена за первые сто дней. Она не будет завершена и за тысячу дней и в течение всего срока правления этой администрации, а, возможно, и на протяжении всей нашей жизни на этой планете. Но давайте начнем эту работу». 

Статья опубликована в Вестнике Тираспольской школы политических исследований "100 дней Президента В. Н. Красносельского" (№ 3, апрель 2017). Скачать "Вестник ТШПИ" по ссылке: http://edinstvopmr.ru/opinion/903-skachat-vestnik-tiraspolskoy-shkoly-politicheskih-issledovaniy-2-mart-2017-100-dney-prezidenta-pridnestrovya-v-n-krasnoselskogo.html



Заявления | 08 мая 2017 | 747



comments powered by HyperComments