Общественное движение Приднестровья — «За свое будущее нужно бороться!»

НОВОСТИ

Кандидат политических наук, научный руководитель ТШПИ Анатолий Дирун: Миротворческая операция на Днестре: новые аспекты региональной безопасности

Кандидат политических наук, научный руководитель ТШПИ Анатолий Дирун: Миротворческая операция на Днестре: новые аспекты  региональной безопасности

Анатолий Дирун, кандидат политических наук, научный руководитель Тираспольской школы политических исследований (Тирасполь, Приднестровье), dirunav@mail.ru

Миротворческая операция на Днестре: новые аспекты региональной безопасности

 

1 августа в Приднестровье традиционно отмечается День погибших защитников Приднестровья. В этот день 25 лет назад были введены российские миротворческие силы, на основании подписанного 21 июля 1992 года в Москве было подписано «Соглашение о принципах мирного урегулирования вооруженного конфликта в Приднестровском регионе Республики Молдова».

Вместе с тем молдавский парламент большинством голосов (61 депутат из 101) поддержал заявление о выводе ОГРВ (Оперативной группы российских войск) на Днестре с территории республики. В принятом документе особо подчеркивалось, что военное присутствие России «в восточных районах страны нарушает положения конституции о независимости, суверенитете, территориальной целостности и нейтралитете Республики Молдова».Насколько это заявление будет иметь дальнейшие последствия – вопрос далеко не праздный.

С одной стороны, такая позиция не является новой, а скорее последовательной со стороны молдавских властей. Только за этот год Кишиневом были приняты решения и инициативы, направленные на ухудшение молдо-российских отношений. Это вручение ноты протеста молдавского правительства послу РФ в Молдове Ф. Мухамедшину, высылка 5 российских дипломатов, создание трудностей для ротации российских миротворцев, решение Конституционного суда Молдовы о недопустимости нахождения российских войск. Апогеем такой политики стал отказ Румынии 29 июля 2017 года пропустить через свое воздушное пространство вице-премьера Д.О.Рогозина, направляющегося на празднование 25 летия в Молдову и Приднестровье.

Вместе с тем, этих действий молдавских политиков явно не достаточно для изменения миротворческого формата. Однако использование новой конфигурации внешнеполитических событий, а также внутриполитических факторов в регионе, позволяет молдавским коллегам как минимум попытаться сформировать новую «реальностью» в вопросе региональной безопасности, которая позволит поставить под вопрос действующий механизм переговоров и формат миротворческой операции.

На сегодняшний день, можно выделить три тренда, влияющих на общий уровень региональной безопасности в молдо-приднестровском конфликте.

Первый – избирательная кампания в парламент в Республике Молдова

Принятие парламентом Молдовы смешанной избирательной системы, по которой пройдут очередные выборы в парламент (2018 г.), повышает риски образования политической неопределенности и нестабильности пост выборный период.

Прежде всего, необходимо сказать, что, несмотря на достаточно вялые протесы оппозиции по поводу новых правил игры, партии и молдавские НПО обладают значительным медийным и орг ресурсом с целью дискредитации новой избирательной системы, а также обозначение перспектив жизни в «захваченном государстве».

Возможно, такая «апатия» связана как с внутренней реорганизацией оппозиционных сил, так и возможностью продемонстрировать общественности скоординированные действия по изменению избирательной системы между социалистами и демократами, тем самым дискредитируя, прежде всего президента И. Додона.

Закономерным в этой связи будет, и решение партий участвовать в предстоящих парламентских выборах под лозунгом освобождения Молдовы как «захваченного государства».

Второе, игнорирование демократической партией Молдовы рекомендаций Венецианской комиссии, Совета Европы о нежелательности изменения избирательной системы, способно еще больше усилить европейскую поддержку оппозиционных партий в Молдове, тем самым увеличивая противостояние между оппозицией и властью.

Не приходиться сомневаться, что контролируя органы власти, демократическая партия предпримет все необходимые меры для формирования большинства в новом составе парламента. Руководствуясь принципом «Победителей не судят», нельзя исключать со стороны демократов и их союзников, изменений «правил игры» голосования в одномандатных округах, на которые вполне справедливо рассчитывают социалисты.

На этом фоне, партия социалистов может оказаться в кране непростой ситуации. С одной стороны, обвинения в адрес социалистов в заговоре с демократами, будут только нарастать со стороны конкурентов. С другой, после поддержки изменения избирательной системы, она оказалась в политическом одиночестве, без союзников на левом фланге. Это не может не сказаться в дальнейшем на рейтинге партии и президента И. Додона. Единственный способ продемонстрировать готовность партии бороться за власть, это искать союзников, а также организовывать прямую работу с населением через проведение массовых митингов и демонстраций.

В этой связи, основной задачей стоящей перед коалицией является не просто изменения правил игры (новая избирательная система), а обеспечение итоговой консолидированной поддержки США непосредственно «правильных» итогов выборов. Так как сегодня важно не просто кто посчитает голоса, а кто признает результаты голосования.

Для решения этой стратегической задачи, руководство Демпартии, предпринимает единственный беспроигрышный маневр – раскручивает антироссийскую «повестку дня», позиционируя себя в качестве единственной силы, способной сдержать «наступления русских».

Несмотря на определенную усталость со стороны ряда чиновников ЕС на эту заготовку, следует признать, что тезис «сдерживания» России в Молдове, продолжает пользоваться спросом. Однако «такая повестка» имеет также свой предел роста эффективности, что позволяет рассматривать сценарий досрочных выборов в Молдове.

Таким образом, сложная общая противоречивая и неустойчивая политическая ситуация, не позволяет спрогнозировать благоприятный результат выборов для какой – либо одной политической партии. Так как какой выбор сделает молдавский избиратель, как различные регионы Молдовы (Гагаузия и север Молдовы) примут итоги этих выборов, согласиться ли оппозиция с результатами этих выборов, эти и многие другие вопросы пока остаются без ответа, увеличивая тем самым общий уровень нестабильности.

Украинский фактор

Второй украинский майдан в 2014 году и последовавшая за ним гражданская война на Донбассе, полностью переформатировала отношения Киева и Москвы, в том числе и на приднестровском направлении. Сегодня Киев рассматривает любую группировку российских войск у своей границы как потенциальную угрозу для собственной безопасности. Не стали исключением, расположенные в Приднестровье ОГРВ.

С 2014 года Украина последовательно проводит мероприятия, направленные на локализацию «российской» угрозы со стороны Приднестровья. Прежде всего, это запрет транзита оборудования с обеспечению российских войск в Приднестровье, запрет въезда на территорию Украины мужчинам в возрасте с 18 до 50 лет, имеющих российское гражданство, усиление собственной военной группировки в регионе, увеличение количества совместных учений под эгидой НАТО и собственно развитие стратегических отношений с Североатлантическим союзом.

Динамика событий за три года устойчиво показывает формирование анти приднестровского информационного тренда в медийном пространстве Украины. Закономерно, что такая позиция способствовала быстрому сближению позиций Киева и Кишинева по приднестровской тематике. В этой связи можно предположить, что Киев будет усиливать военно-политическое сотрудничество с Молдовой. Это коснется вопроса дальнейшей установки совместных молдо-украинских постов на границе (вдоль приднестровского участка границы с Украиной). Возможно возвращения вопроса по поставкам электроэнергии (на фоне энергетической блокады Донбасса), усиление взаимодействия между военными ведомствами и специальными службами.

Однако, несмотря на жесткую риторику по отношению к Тирасполю, Киев старается держать ситуацию под контролем и не блокировать наработанные внешнеэкономические связи между Украиной и Приднестровьем. На фоне экономической блокады Донбасса, не приходиться сомневаться, что у Киева в арсенале достаточно средств для создания Приднестровью проблем без использования военной силы. Как пример, возможность запрета въезда автотранспортных средств с приднестровскими регистрационными номерами.

Насколько далеко готов пойти руководство Украины, выстраивая двусторонние отношения с Кишиневом, игнорируя, если не интересы Тирасполя, то, как минимум возможное обострение ситуации вследствие игнорирования позиции Приднестровья у своих границ - вопрос остается открытым.

Роль ЕС в приднестровском конфликте: фактор стабильности или угроза региональной безопасности

В молдо-приднестровском урегулировании ЕС предпочитает использовать «мягкие» методы работы с конфликтующими сторонами. Даже в таком стратегическом вопросе как подписание Республикой Молдова договора о свободной торговле, Брюссель нашел возможность оформить отдельные условия отношений с Приднестровьем.

В то же время «мягкая сила» ЕС является обратной стороной принципиальной и последовательной позиции Брюсселя по поэтапному втягиванию экономики Приднестровья в собственную орбиту влияния. Результатом такой политики на протяжении последних 10 лет стало увеличение экспорта Приднестровья в страны ЕС.

Однако события на Украине в 2014 года, серьезно изменили подходы ЕС к вопросам безопасности. По мнению Верховного Представителя ЕС и Заместителя Председателя Европейской Комиссии Федерика Могерини «Сейчас для большинства европейцев безопасность является главным приоритетом. ЕС предпринимает шаги, чтобы соответствовать ее обеспечить. ЕС станет более активным актором на международной арене, чтобы содействовать миру и безопасности в регионе своего соседства и за его пределами».

Новое видение Европейского союза в этом вопросе были сформулированы в «Глобальной стратегии Европейского Союза по внешней политике и политике безопасности», принятой в июне 2016 года. Согласно принятой стратегии Европейской Комиссией 30 ноября 2016 года был утвержден «План действий в сфере европейской обороны». А уже 6 декабря 2016 года Совет Европейского Союза и министры иностранных дел стран НАТО одновременно утвердили общий перечень предложений по сотрудничеству ЕС – НАТО. Перечень предложений включает в себя 42 конкретных меры для реализации в нескольких сферах сотрудничества. Сотрудничество ЕС – НАТО, таким образом, перешло на новый уровень.

Такая координация между ЕС и НАТО не могла не отразиться на региональном аспекте безопасности. Начиная с 2014 года, как Молдова, так и Украина усилили свое взаимодействие с Североатлантическим союзом. В свою очередь, командованием Альянса активно рассматривает восточный фланг как рубеж НАТО, требующий укрепления.

В этой связи, финансирование Европейским Союзом совместных молдо-украинских пограничных на границе с Приднестровьем, все меньше напоминает изначальные цели EUBAM в регионе. Масштабная поддержка этой инициативы скорее формирует систему всестороннего контроля и при необходимости блокирования Приднестровья. Опасность складывающейся ситуации заключается, на наш взгляд, как в отсутствие системы гарантий, что между сторонами не возникнет столкновения, так и в факте того, что интересы Приднестровья не будут ущемляться при новой системе контроля.

Неустойчивость этой ситуации также проявляется в том, что с одной стороны политики ЕС критикуют Кишинев за отсутствие реформ и называют Молдову «захваченным государством». С другой стороны, европейские дипломаты пытаются убедить Тирасполь, что с таким партнером проблем не возникнет. Однако пример изменения избирательной системы, вопреки рекомендациям ЕС, не позволяет нам с уверенностью говорить, что Брюссель не в состоянии проконтролировать все действия Кишинева. Особенно в тех случаях, когда это жизненно необходимо для руководства демократической партии Молдовы.

Другими словами, ЕС впервые берет на себя ответственность за возможное обострение обстановки, как с точки зрения обеспечения безопасности на «южных» точках соприкосновения вдоль молдо-украинской границе (приднестровский участок), так и ухудшения ситуации для экономических агентов из Приднестровья.

«Минский процесс» для Тирасполя

Анализ этих и других факторов позволяет сделать вывод, что хотя меры, предпринятые, молдавской стороной повышают напряженность в регионе, но недостаточны для вооруженной эскалации конфликта. Вместе с тем, взаимодействие этих факторов: выборы в Молдове, украинский фактор и роль ЕС в конфликте, создают условия для реализации «военно-политических технологий», с целью переформатирования переговорного процесса, а также изменения формата миротворческой операции.

Под военно-политическими технологиями, автор рассматривает «совокупность методов, систем последовательных действий, направленных на политические институты конфликтующих сторон с целью создания преимущественного положения одной стороны конфликта перед другой. Особенности применения военно-политических технологий обусловлены комбинированным использованием военных и политических приемов в контексте выбранной модели урегулирования конфликта.

К военной составляющей ВПТ мы можем отнести такие элементы как - «военная провокация», «миротворческая операция», «государственный переворот», «военное сотрудничество», «военные учения». В политические приемы ВПТ входит комплекс мер, направленный на обеспечение стабильности/нестабильности политических институтов конфликтующих сторон.

Первое, консолидированная позиция Киева, Кишинева и Брюсселя впервые создает возможность для комплексного выдавливания Приднестровья как конфликтующей стороны из переговорного процесса. Другими словами, все основополагающие решения по приднестровскому урегулированию будут приниматься Кишиневом при поддержке Киева и Брюсселя, и доводиться до Тирасполя явочным порядком. Примером для такой модели урегулирования может быть т.н. «Минская группа» по урегулированию Карабахской проблемы, в которой не участвуют представители Нагорно-Карабахской республики.

Одним из оснований для реализации такого сценария является контроль европейских партнеров над экономикой Приднестровья. По мнению европейских чиновников, местная элита не будет сопротивляться возрастающему давлению на Тирасполь с поэтапным втягиванием в правовое поле Молдовы. Однако как показывает украинский опыт, не всегда экономическая логика целесообразности, способна предотвратить вооруженный конфликт как путь решения проблемы.

Второе, давление на Тирасполь будет не эффективным, если не предпринять усилий по уменьшению влияния роли России в регионе. Целая серия решений принятых молдавским руководством, в принципе укладывается в логику блокирование формата 5+2 и как следствие поэтапного исключения России из механизма принятия решений. Собственно, австрийское председательство в ОБСЕ в 2017 году, яркое тому подтверждение. Очевидно, что такой подход Кишинева удачно вписывается уже в глобальную антироссийскую повестку, выраженную в американских санкциях против России.

Третье, на фоне блокирования переговорного процесса, будет вестись работа по блокированию деятельности миротворческой операции (работа ОКК), а также ротации военнослужащих ОГРВ и миротворцев. При этом на наш взгляд, Кишинев не будет инициировать выход из «Договора о прекращении огня», а Украина отказываться от статуса страны гаранта в переговорном процессе.

Таким образом, накапливание противоречий между Тирасполем и Кишиневом с одно стороны, при одновременном расшатывании миротворческой операции со стороны Молдовы, формирует новый уровень угроз и вызовов в регионе. Решение этих задач возможно только при консолидированном объединении сил всех сил, заинтересованных в возобновлении вооруженной фазы конфликта.

(Тезисы статьи были впервые представлены 1 августа 2017 г. на Круглом столе Феномен российского миротворчества на Днестре: 25 лет мира и стабильности в эпицентре геополитических трансформаций»).

Статья опубликована в Вестнике Тираспольской школы политических исследований № 5 (сентябрь, 2017) «Приднестровье 2017: проблемы региональной безопасности».
Скачать Вестник № 5: Vestnik_TSPS_5_Problemy_regionalnoi_bezopasnosti.pdf [2,53 Mb] (cкачиваний: 2)

 


Заявления | 29 сентября 2017 | 28



comments powered by HyperComments